Vitamins, Supplements, Sport Nutrition & Natural Health Products

КУДА УХОДИМ МЫ ВО СНЕ?

— Несколько раз в рассказе Анастасии о земных циви­лизациях звучали фразы о существовании жизни в дру­гих галактиках Вселенной, на других планетах. И меня вдруг это так сильно заинтересовало, что я, слушая её рассказ о прошлом человечества, сам только и думал: а как же там, на других планетах, жизнь строилась?

Анастасия, наверное, увидела, что совсем моё внима­ние остыло к её рассказу, и замолчала. Я тоже молчал, потому что думал, как её заставить побольше и поточнее рассказать о жизни неземных цивилизаций. Можно было бы, конечно, прямо спросить, но она всегда становится растерянной какой-то, как только не может объяснить, почему она знает то, что другим неизвестно. И ещё её желание не выделяться необычными своими возможнос­тями среди других людей, мне кажется, и не даёт ей воз­можность говорить обо всём. Я стал замечать, что она стесняется своей неспособности объяснить механизм не­которых явлений. Так оно и произошло, когда я спросил её прямо:

— Скажи, Анастасия, ты можешь телепатироваться в пространстве? Ну, переносить своё тело с одного места на другое?

— Почему ты спрашиваешь меня об этом, Владимир?

— Сначала ответь конкретно, можешь или нет?

— Владимир, такая возможность существует у всех лю­дей. Но я не уверена, что сумею объяснить тебе естествен­ность этого процесса. Ты снова удалишься от меня, бу­дешь считать меня колдуньей. Тебе станет неприятно со мной.

— Значит, можешь?

— Могу, — ответила, помедля, Анастасия и потупи­лась.

— Тогда продемонстрируй, покажи, как это происходит.

— Может, сначала мне попробовать объяснить...

— Нет, Анастасия, покажи сначала. Всегда смотреть интереснее, чем слушать. А потом и объяснишь.

Анастасия как-то отрешенно встала, закрыла глаза. Слегка напряглась и исчезла. Оторопело я смотрел по сторонам. Даже место ощупал, где она только что нахо­дилась. Но на том месте была лишь примятая трава, а Анастасии не было. Я увидел её стоящей на другом конце озера. Смотрел на неё и молчал. Она крикнула:

— Мне плыть к тебе или снова...

— Снова, — ответил я и, не мигая, чтобы ничего не пропустить, стал смотреть на фигуру Анастасии, стоящую на другом берегу небольшого озера. Вдруг она исчезла. Растворилась. Даже дымки не осталось на месте, где она была. Я не моргая продолжал смотреть.

— Я здесь, Владимир, — раздался со мной рядом го­лос Анастасии. Она снова стояла в метре от меня. Я чуть отстранился от неё, сел на траву, стараясь не показывать удивления или волнения. Почему-то подумал: “Вдруг ей взбредёт растворить моё тело, а потом не собрать его”.

— Полностью может растворить своё тело, расщепить его на атомы только обладатель его. Это доступно только человеку, Владимир, — первой заговорила Анастасия.

Мне было ясно: сейчас она первым делом станет до­казывать, что она человек, и, чтобы зря времени не тра­тила, я сказал:

— Понятно, что человеку. Но ведь не всякому человеку.

— Не всякому. Надо, чтобы...

— Знаю, что скажешь: “Помыслы надо чистые иметь”.

— Да. Помыслы и ещё быстро и образно мыслить, де­тально и конкретно представлять себя, своё тело, и жела­ние, волю сильную, веру в себя...

— Не объясняй, Анастасия. Не старайся зря. Скажи лучше, ты в любое место сможешь перенести своё тело?

— В любое можно, но я очень редко так делаю. Опас­но очень в любое... Да и необходимости в том нет. Зачем тело переносить? Можно по-другому...

— Почему опасно?

— Необходимо очень точно представлять то место, куда ты хочешь переместить своё тело.

— А если не точно представить, что может произойти?

— Оно может погибнуть.

— От чего?

— Например, ты захочешь переместить своё тело на дно океана, переместишь, а его давление воды раздавит. Или захлебнёшься. На дорогу может попасть в городе, перед идущей машиной, и ударит твоё тело машина, ис­калечит.

— А на другую планету тоже может переместить своё тело человек?

— Расстояние абсолютно никакой роли здесь не играет. Оно переместится в то место, какое укажет твоя мысль. Сначала ведь мысль в желаемом месте оказывается. Она и формирует, собирает снова ранее растворённое в про­странстве тело.

— А чтобы тело растворить своё, о чём при этом нужно думать?

— Представить всю материю его, до атома мельчай­шего и до ядра, увидеть, как в ядре частички внешне хао­тичное движенье создают, и растворить их мысленно в пространстве. Потом собрать в последовательности преж­ней, движенье внешне хаотичное в ядре, при этом в точ­ности воспроизвести его. Всё просто очень. Как в кубики игра детей.

— Но может так случиться, что на другой планете не будет подходящей атмосферы для дыхания?

— Так я и говорю — опасно необдуманно перемещаться. Нужно многое предусмотреть.

— Значит, не получится на другую планету?

— Получится. Часть окружающей атмосферы можно тоже переместить и какое-то время жить в ней будет тело. Но лучше тело вообще не перемещать без особой на то необходимости. В большинстве случаев достаточно лу­чом смотреть на расстоянии или перемещать только своё второе, нематериальное “я”.

— Невероятно! Трудно поверить, что это мог делать когда-то каждый человек.

— Почему же “когда-то”? Второе “я” человеческое и сейчас перемещаться может свободно, и перемещается. Только люди не ставят перед ним никаких задач. Не оп­ределяют цели.

— У кого, у каких людей, когда оно перемещается?

— Сейчас в основном это происходит, когда спит че­ловек. Можно то же самое сотворить и при бодрствова­нии, но из-за повседневной суеты и догматов всевозмож­ных, проблем разных надуманных, люди всё больше те­ряют способность управлять собой. Теряют способность достаточно образно мыслить.

— Может, потому, что неинтересно путешествовать без тела?

— Почему считаешь так? Конечный результат для ощущений один и тот же часто может быть.

— Когда б один и тот же был результат, то не таскали люди свои тела, путешествуя по разным странам. Турис­тический бизнес у нас сейчас очень доходное дело. Да и не понятно как-то про второе “я” у человека. Если тело где-то не было, значит, не был там и человек. Всё тут прос­то и ясно.

— Не спеши, Владимир, делать выводы поспешные. Я приведу тебе три разных ситуации сейчас. А ты себе по­пробуй на вопрос ответить, в какой из трёх был в путе­шествии условный человек.

— Давай отвечу, говори.

— Вот первая: представь себя или иного человека крепко спящим. Его кладут на носилки. Доставляют спящим в самолёт и перевозят в город другой страны. К примеру, из Москвы в Иерусалим. Там спящего по главной улице провозят, заносят в храм, и спящего его тем же путём об­ратно возвращают, на место прежнее кладут. Как ты счи­таешь, был человек-москвич в Иерусалиме?

— Ты сначала о других двух расскажи.

— Хорошо. Другой поехал сам в Иерусалим, по глав­ной улице прошёл, побыл немного в храме и вернулся.

— А третий?

— Он телом дома оставался. Но обладал способностью всё представлять на расстоянии. Словно во сне, по городу гулял. Был в храме, заходил ещё куда-то, потом он также мысленно к прежним делам своим вернулся. Из трёх кто был в Иерусалиме, как считаешь?

— По-настоящему там был только один из трёх. Это тот человек, который сам поехал в путешествие и сам всё осмотрел.

— Пусть так, но что визит, в конечном счете, дал каж­дому из них?

— Для первого он ничего не дал. Второй мог расска­зать, что видел. А третий... Третий тоже рассказать, на­верно, сможет, но только третий может ошибаться, по­тому что он будет рассказывать то, что во сне видал, а сон с действительностью может сильно расходиться.

— Но сон как явление ведь тоже действительность.

— Ну да, как явление сон существует. Пусть он тоже действительность, но к чему ты это говоришь?

— К тому, что ты, наверное, не будешь отрицать, что человек всегда способен соединить или соприкоснусь меж­ду собою две существующие действительности.

— Я знаю, к чему ты подвела. Ты хочешь сказать, что сон можно подчинить, направить куда хочешь.

— Да.

— Но с помощью чего такое может получиться?

— С помощью энергии мысли, способности её освобож­дать для проникновения в образы, действительность любую.

— И что, она тогда запечатлеет всё в другой стране как кинокамера?

— Отлично, кинокамера тому пусть примитивным слу­жит подтвержденьем. Значит, вывод сделал ты, Владимир, что не всегда необходимость возникает тела материаль­ные перемещать, чтобы почувствовать происходящее в дальнем краю?

— Быть может, не всегда. Но для чего ты стала гово­рить об этом мне? Доказывать?

— Я поняла, когда ты о других мирах заговорил, что станешь требовать или просить меня тебе их показать. Я просьбу выполнить хочу, не подвергая твоё тело риску.

— Всё правильно ты поняла, Анастасия. Я действи­тельно хотел тебя об этом попросить. Значит, есть всё же на других планетах жизнь. Ух, интересно посмотреть на них!

— Какую же ты хочешь выбрать для своей экскурсии планету?

— А что, их много, обжитых?

— Их множество, но интереснее многообразия Земли не существует.

— Но всё же, на других какая жизнь? И как она воз­никла?

—Когда Земля Божественным явилась сотвореньем, то сущностей вселенских множество желаньем воспы­лали повторить творенье чудное. Они своё хотели созда­вать в мирах иных, используя планеты по их мненью, под­ходящие. И сотворяли, но жизнь, в гармонии земной по­добной, никто не смог создать. Планета во Вселенной есть, где муравьи над всем преобладают. Их множество на ней. Иные формы жизни муравьи те поедают. Когда им нечем становится питаться, себя есть начинают и погибают. И сущность, что такую жизнь создала, творенье вновь по­вторить своё пытается, но лучшего никак не получается. Соединить в гармонию всё сущее никто не смог.

Ещё планеты есть, где сущности пытались и пытаются сейчас растительный, Земле подобный, мир создать. И создают. Деревья, травы и кусты растут на тех планетах. Но их созданья умирают всякий раз, достигнув полного взросления. Никто из сущностей вселенских не смог вос­производства тайну разгадать. Они как человек сегодняш­ний. Ведь человек сегодняшний много искусственного сам создал. Но все творения его сами не могут повторить себя. Они ломаются, гниют, ветшают и постоянного ухода требуют к себе. Часть большая людей земли в рабов творений собственных превращена. Творенья Бога лишь себя способны сами воссоздать и жить в гармонии мно­гообразием великим.

— Анастасия, а есть планеты во Вселенной, где суще­ства, как человек, в технике разбираются?

— Да, есть, Владимир. Планета та в шесть раз Земли объёмней. На ней внешне подобны человеку существа. Их техника искусственна, намного от земной ушла по совер­шенству. Жизнь на планете той сотворена вселенской сущ­ностью, считающей себя подобной Богу, и к превосход­ству над Божественными тварями стремится.

— Скажи, это они в “тарелках”, кораблях своих кос­мических к Земле прилетают?

— Да. Они не раз уже пытались войти в контакт с людь­ми земными. Но их контакты для Земли...

— Нет, подожди. Ты можешь как-нибудь меня, “я” моё второе на ту планету занести на время?

— Да. Могу.

— Так занеси.

Далее Анастасия попросила меня лечь на траву и рас­слабиться. Руки раскинуть в разные стороны. Свою ла­донь положила на мою, и через некоторое время я стал погружаться в нечто подобное сну. Говорю “в нечто”, по­тому что это засыпание было необычным. Сначала тело всё больше расслаблялось. Оно переставало ощущаться, но я прекрасно видел и слышал всё окружающее. Птиц, шелест листвы, потом глаза закрыл и в сон погрузился, или разделился, как говорит Анастасия. Но до сих пор не в состоянии понять, что и как произошло со мной в даль­нейшем. Если предположить, что с помощью Анастасии я уснул и видел сон, то по полноте ощущений и ясности осознавания всего увиденного, его нельзя сравнить с обыч­ным человеческим сном.